Интервью с Директором СНБ РА - 05.09.08


2 сентября с. г. на своей пресс-конференции Л.Тер-Петросян обнародовал документ о прослушивании телефона бывшего министра иностранных дел Армении Александра Арзуманяна, что послужило поводом для разных толкований и претензий к деятельности СНБ.

Скажу сразу, что данный «сенсационный» документ - не что иное, как соответствующее нормам Уголовно-процессуального кодекса РА решение суда общей юрисдикции общин Кентрон-Норк-Мараш Еревана о прослушивании телефона Александра Арзуманяна. Кстати, этот документ находится в уголовном деле № 62202608, возбужденном в отношении последнего, его копия  предоставлена адвокату.


Как Вы считаете, есть ли какие-либо основания поднимать шум вокруг данного документа, и не нарушен ли закон?

Неуместные претензии Л.Тер-Петросяна и его ближайшего окружения о якобы неправомерных действиях СНБ или суда касательно событий 1 марта не имеют никаких оснований. Наоборот, в результате ряда оперативных мероприятий, осуществленных именно согласно этому решению суда, общественности стало известно о планируемых противоправных акциях некоторых сил, которые вели к дестабилизации внутриполитической ситуации в республике.


Господин директор, почему же суд удовлетворил это ходатайство именно в день выборов 19 февраля?

По той очень простой причине, что в течение всей предвыборной кампании на митингах и шествиях кандидат в президенты Л.Тер-Петросян и его сторонники озвучивали призывы о готовности к гражданскому неповиновению вне независимости от исхода выборов. Тер-Петросяна заранее объявили победившим кандидатом, чтобы уже с 20 февраля организовать противоправные акции с целью оказать давление, в том числе, не брезгуя столкновениями и кровопролитием. Не считаясь с решением Центральной избирательной комиссии, всеми способами попытаться привести Л.Тер-Петросяна к власти, руководствуясь одним лишь принципом - цель оправдывает средства.

Как показало дальнейшее развитие внутриполитической обстановки, после 19 февраля Л.Тер-Петросян и возглавляемое им движение так и поступили, и это лишний раз доказало, что решение «проконтролировать» «движение» было правильным.


Господин генерал, 4 сентября защитник прав человека Армен Арутюнян заявил в интервью газете «168 жам»: «Я не могу доказать и не имею каких-либо оснований, однако у меня и моих сотрудников внутреннее убеждение, что в период после 1 марта прослушивали и нас». Как Вы прокомментируете заявление омбудсмена?

Как известно, в июле с. г. Защитник прав человека обратился в Службу национальной безопасности с просьбой обеспечить безопасность его и членов его семьи. Служба национальной безопасности заявила о своей готовности предпринять в этом направлении все необходимые меры в случае, если защитник прав человека предоставит конкретные признаки или факты, являющиеся основанием для такого заявления. Однако выяснилось, что беспокойство господина Арутюняна возникло на совершенно безосновательных предположениях.

И на этот раз Защитник прав человека, как он и сам в этом признается, делает предположения, не имея на то каких-либо оснований.


Да, но в данном заявлении господин Арутюнян отмечает, что у него внутреннее убеждение о прослушивании его и его сотрудников.

Мой многолетний опыт оперативной работы подсказывает, что опасения о якобы осуществляемой слежке, прослушивании и других подобных мерах в основном возникает у лиц, которые заняты какой-либо противозаконной деятельностью, например, различные уголовные элементы, контрабандисты и т. д. Конечно, я далек от мысли, что господин  Арутюнян имеет какое-либо отношение к людям подобной категории или их проявлениям, и не могу сказать, откуда у него  возникли подобные убеждения. Официально заявляю, что в отношении защитника прав человека прослушивание никогда не осуществлялось.




«Арменпресс»

04.09.2008